Алериш (alerish) wrote in truth_here,
Алериш
alerish
truth_here

Categories:

Голливуд, наша эра Часть 2.

СЦЕНА 8

(Церковь Христа. МАЛДЕР вручил фрагмент пергамента КАРДИНАЛУ О’ФАЛЛОНУ. МАЛДЕР очень почтителен.)

МАЛДЕР: Вы не могли бы перевести, что здесь написано?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Вы нашли это в склепе?

МАЛДЕР: Да.

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: (читая) "И затем Иисус заключил Марию Магдалину в объятии, не в объятия Бога и женщины, но в объятья мужчины и женщины. И Иисус сказал Марии: «Люби свое тело, ибо в нем заключено всё, что может почувствовать наша душа»".

(МАЛДЕР показывает ему еще копии.)

МАЛДЕР: А это?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Это похоже на копии с оригинала.

МАЛДЕР: Черновики?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: То есть?

МАЛДЕР: Это всё - подделки, сэр. Вы покупали их у Мика Хоффмана?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: (стыдясь) Я думал, что они настоящие.

МАЛДЕР: Я понимаю. Хоффман был мастером. Мой напарник изучила их, они почти неотличимы от оригинала. Настоящая бумага, почерк - всё. Хоффман был также экспертом по взрывчатым веществам. Как вы думаете, что он делал с бомбой в склепе?

(КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН покачал головой.)

МАЛДЕР: Может быть, вы знаете, кто хотел убить Мика Хоффмана?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Нет.

МАЛДЕР: Почему вы прятали эти пергаменты, сэр?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Когда Мика пришел ко мне с этими... с этими, как я считал подлинными документами, и наши эксперты проверили их – это разорвало мне сердце. Христос, которого я любил, не был Христом в этих текстах.

МАЛДЕР: И вы купили их, чтобы спрятать?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Что бы уберечь других... от такого отчаяния и горя, которые охватило меня. Чтобы защищать людей от того, от чего я считал свом долгом защищать их.

МАЛДЕР: Почему вы сами не уничтожили их?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Я думал, что они настоящие. Я ненавидел их, презирал. Я хотел бы уничтожить их, но не мог… Оказаться в дураках – это преступление, агент Малдер?

МАЛДЕР: Если бы это было так, то я бы отбывал пожизненное заключение, сэр.

СЦЕНА 9

(СКАЛЛИ сидит за столом МАЛДЕРА.Звонит телефон.)

СКАЛЛИ: (по телефону) Скалли.

МАЛДЕР: (по телефону) Эй, Скалли, это - я. Ты не могла бы сделать вскрытие Хоффмана?

СКАЛЛИ: (по телефону) Зачем?

(МАЛДЕР едет в машине и говорит по мобильному телефону.Идет дождь.)

МАЛДЕР: (по телефону) Я думаю, что Хоффман умер до взрыва. Он шантажировал О'Фаллона теми подделками. Возможно, О'Фаллон принял ответные меры.

СКАЛЛИ: (по телефону) О, Малдеру, эта чаша. Твой приятель Чак Баркс говорит, что он никогда подобного не видел.

МАЛДЕР: (по телефону) О, подожди секунду. Мне звонят по другой линии.

(МАЛДЕР переключает телефон.)

МАЛДЕР: (по телефону) Да, Малдер.

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Агент Малдер? Это – Уэйн Федерман из Лос-Анджелеса.

(УЭЙН ФЕДЕРМАН едет на красном автомобиле с откидным верхом по солнечному Калифорнийскому шоссе.)

МАЛДЕР: (по телефону) Я сейчас не могу говорить об этом деле, вы знаете.

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Я понимаю. Старина Скин предупреждал меня. Как вы думаете, кто мог бы сыграть вас в кино?

МАЛДЕР: (по телефону, удивленно) Сыграть меня?

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Вы сами в основе этого персонажа, это собирательный образ.

МАЛДЕР: (по телефону) Одну секундочку, Уэйн.

(МАЛДЕР переключает на линию СКАЛЛИ.)

МАЛДЕР: (по телефону) Эй, чокнутая сестричка, меня отвлекают.

СКАЛЛИ: (по телефону) Я перезвоню, после вскрытия.

МАЛДЕР: (по телефону) Отлично.

(МАЛДЕР переключает назад к УЭЙНУ ФЕДЕРМАНУ.)

МАЛДЕР: (по телефону) Как насчет Ричарда Гира?

(УЭЙН ФЕДЕРМАН взрывается от смеха.)

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Ну, да как же! Нет, серьезно. Что вы думаете насчет Гарри Шандлинга?

МАЛДЕР: (по телефону) Уэйн, плохо слышно. Вы сказали "Гарри Шандлинг".

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Гарри Шандлинг утвержден на роль, которая списана с вас, а Теа Леони сыграет героиню, похожую на вашу напарницу. Фильм называется «Чаша Лазаря».

МАЛДЕР: (по телефону) Откуда вы узнали о чаше Лазаря?

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Старина Скин. Слушайте, Шандлинг и Леони хотят встретиться с вами... почувствовать ваши характеры. Приезжайте к нам на студию. Это будет здорово.

МАЛДЕР: (по телефону) Эй, а кто... хорошо, кто тогда будет играть Скиннера?

УЭЙН ФЕДЕРМАН: (по телефону) Ричард Гир.

МАЛДЕР: (по телефону, полный возмущения) Ри... Ри...

СЦЕНА 10

(Морг. СКАЛЛИ делает вскрытие трупа МИКА ХОФФМАНА.)

СКАЛЛИ: Повреждение черепа и поверхностные ссадины, свидетельствуют о сильном ударе. Взвешиваю сердце… Вес незначительно превышает норму.

(Поскольку она смотрит на весы, то не видит, как труп позади неё садится на прозекторском столе, кожа на левой части груди болтается, так как там сделан Y-образный разрез.)

ТРУП МИКА ХОФФМАНА: Оно мне понадобится, когда ты закончишь.

(СКАЛЛИ оборачивается, ужас захлестывает её при виде говорящего ТРУПА ХОФФМАНА.)

СКАЛЛИ: О, мой Бог.

(Тело встает и подходит к ней. Он потягивается и издает звук "Оууу". СКАЛЛИ отступает от него.)

СКАЛЛИ: Кто - вы?

ТРУП МИКА ХОФФМАНА: Я - тот, кто я есть.

(СКАЛЛИ пытается дотронуться до него скальпелем, но он останавливает её, схватив за руку.)

ТРУП МИКА ХОФФМАНА:Ах-ах... Noli me tangere, крошка.

["Noli me tangere" означает "не трогай меня", Евангелие от Иоанна, 20:17]

(СКАЛЛИ роняет скальпель, затем, пытаясь подобрать его, порезалась через латексную перчатку.)

СКАЛЛИ: Ай! Черт!

(Посмотрев на окровавленный палец, она переводит взгляд на труп, но тот уже снова, как ни в чем не бывало, лежит на столе.)

СЦЕНА 11

(Морг, позже. МАЛДЕР посмотрел на труп, а затем присоседился к СКАЛЛИ. Она очень задумчива.)

МАЛДЕР: Что ты нашла, Скалли?

СКАЛЛИ: В животе Мика Хоффмана я обнаружила остатки красного вина и стрихнина.

МАЛДЕР: Люди, люди… церковное вино, я полагаю.

СКАЛЛИ: Хм.

МАЛДЕР: Держу пари, что О'Фаллон отравил Хоффмана, а затем устроил этот взрыв, чтобы скрыть следы.

СКАЛЛИ: Это возможно, Малдер.

МАЛДЕР: Я получу ордер на арест O'Фаллона.

СЦЕНА 12

(Церковь Христа. КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН ведет Мессу. МАЛДЕР и СКАЛЛИ входят.)

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Господь, велел нам жить в мире...

(СКАЛЛИ останавливает МАЛДЕР.)

СКАЛЛИ: Малдер... Пусть он закончит Мессу, хорошо?

(МАЛДЕР смотрит на КАРДИНАЛА О’ФАЛЛОНА, а СКАЛЛИ подходит к распятию.Она преклоняет колени перед молитвой.)

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: ..., источник всех благ, создатель всего сущего. Благослови рабов твоих и укажи им путь праведной жизни. Во славу твою мы поем вместе с ангелами:

Слава тебе Господи,

Милостивый и всемогущий,

Земля и Небеса

Славят тебя.

Слава Всевышнему…

(СКАЛЛИ поднимает взгляд на фигуру, она ошеломлена, потому что видит на кресте мученика МИКА ХОФФМАНА. На нем нет ран от взрыва. Он смотрит вниз на нее.)

МИКА ХОФФМАН: Consummatum est.

[«Consummatum est» означает:"Всё кончено", Евангелие от Иоанна, 19:30]

(СКАЛЛИ переводит взгляд на МАЛДЕРА, стоящего от неё на расстоянии 3-х метров, но тот смотрит на КАРДИНАЛА О’ФАЛЛОНА. Когда СКАЛЛИ снова поворачивается к фигуре, это - Иисус. Она находится в сомнении относительно, того что видела.)

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Господь наш, Иисус Христос, сказал своим апостолам: "Я оставляю вас с миром, мир дарую вам"...

(СКАЛЛИ подходит к МАЛДЕРУ, который не видел, что с ней произошло.)

СКАЛЛИ: Давай прекратим это.

(Удивленный, МАЛДЕР следует за СКАЛЛИ, подходит к КАРДИНАЛУ О’ФАЛЛОНУ.)

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН:... Дарую вам мир и покой в царствии моем. Аминь.

(МАЛДЕР начинает зачитывать КАРДИНАЛУ О’ФАЛЛОНУ его права.)

МАЛДЕР: Августин О’Фаллон, вы арестованы за убийство Мика Хоффмана. Вы имеете право хранить молчание.

(Когда МАЛДЕР надевает наручники на КАРДИНАЛА О’ФАЛЛОНА, СКАЛЛИ переводит взгляд на проход посреди церкви.)

СКАЛЛИ: О, мой Бог.

МАЛДЕР: Всё, что вы скажите, может быть использовано против вас...

СКАЛЛИ: Малдер... Ты видишь то, что я вижу?

(МАЛДЕР также смотрит на проход.)

МАЛДЕР: Да…

СКАЛЛИ: Это Мика Хоффман?

КАРДИНАЛ О’ФАЛЛОН: Да, это он.

(МИКА ХОФФМАН подходит к ним, широко улыбаясь.На его теле нет никаких следов взрыва или распятия.)

СЦЕНА 13

(В кадре СКИННЕР, вопящий прямо в камеру.Мы чувствуем себя очень маленькими.)

СКИННЕР: Вы перепутали трупы и провели ненужное вскрытие...

(МАЛДЕР и СКАЛЛИ сидят в офисе СКИННЕР, пытаясь защититься.)

СКАЛЛИ: Сэр, этот мертвец был очень похож на Мика Хоффмана...

СКИННЕР: Агент Скалли ..., если у меня в руках будет сумочка Мэрилин Монро, вы скажете, что я спал с Джоном Кеннеди?

(СКАЛЛИ стихла.)

СКИННЕР: Агент Малдер, ФБР всегда гордилось тем, что быстро раскрывает дела, я полагаю, вы гордитесь, также как и я, тем, что мы никогда не заводим дела об убийстве, когда человек жив и здоров.

МАЛДЕР: Но бомба взорвалась, было совершено преступление. Там есть труп, до которого ни у кого нет дела. О’Фаллон не собирался нам помогать, а Хоффмана, по крайней мере, можно обвинить в подделке и вымогательстве.

СКИННЕР: (решительно встав и опершись руками об стол) Агент Малдер, вы оставите О’Фаллона в покое. Вы оставите Хоффмана в покое. Агента Скалли, засуньте ваш скальпель куда подальше... Хорошо, что вы еще не лишились работы. В худшем случае, О’фаллон и церковь начнут огромный позорный судебный процесс против Бюро, где вы оба будете жертвенными овечками. А сейчас я... Я приказываю вам, взять четырехнедельный отпуск, после того как вы представите отчет.

(Позже, СКАЛЛИ и МАЛДЕР входят в офис МАЛДЕРА.)

МАЛДЕР: Я думаю, это Ричард Гир вскружил голову Скиннеру.

СКАЛЛИ: Нас отстранили от дела, Малдера.

(ЧАК БАРКС, находится все еще в офисе, исследуя чашу.)

ЧАК БАРКС: Коллеги. Я кое-что раскопал в вашем горшочке.

(Проигрывает записанный голос мужчины, говорящего на непонятном языке.)

ЧАК БАРКС: Я основательно это исследовал, угадайте какой это язык.

МАЛДЕР: Чак, у меня был плохой день.

ЧАК БАРКС: Это - мертвый язык. Я дал послушать лингвисту. Это - арамейский язык.

СКАЛЛИ: На этом языке говорил Христос. (она смотрит на МАЛДЕРА) Ваш лингвист смог перевести это?

ЧАК БАРКС: Да. Здесь две части. Первую можно примерно перевести, как "Я - морж. Я - морж. Павел мертв. Ку-ку-ка-чу". Но в арамейском языке нет слова "морж". Поэтому буквально это значит - "я – бородатое морское животное подобное корове".

МАЛДЕР: А вторая часть?

ЧАК БАРКС: Вторая еще более странная. Вот.

(Он проигрывает другую запись.)

СКАЛЛИ: Что это?

ЧАК БАРКС: Кажется, один человек приказывает другому подняться из мертвых.

СКАЛЛИ: Лазарь?

СЦЕНА 14

(Квартира МИКА ХОФФМАНА.)

МИКА ХОФФМАН: (медленно, как будто размышляя) Я есть Иисус Христос.

(Он громко смеется. МАЛДЕР поглядел на СКАЛЛИ, которая сидит рядом на низкой кушетке.)

МАЛДЕР: (передразнивая манеру ХОФФМАНА) Я есть скептик.

МИКА ХОФФМАН: Я был в полной растерянности после Альтмонта, и я решил бросить полотенце и пойти в юристы. И продолжать борьбу, подделывая скандальные религиозные тексты.

МАЛДЕР: Ладно, с таким выбором сталкивается каждый одаренный американец.

МИКА ХОФФМАН: Я знал O'Фаллона еще по колледжу. Он преподавал у нас богословие.

МАЛДЕР: В Колумбийском университете.

МИКА ХОФФМАН: Да. И он – порядочный человек, но чрезвычайно гордый, с чувством ответственности, которая зародилась в нем от недостатка уважения к человеку. Он верит в Бога, но не в человека, в человеческое стремление жить свободно. Христос у него в голове, а не в сердце.

СКАЛЛИ: Так, мм... И вы создали в этих документах такого Христа, который был ближе к вашим взглядам?

МИКА ХОФФМАН: Да. Но прежде, чем я смог писать подобно Христу, я должен был стать им, подобно актеру, который вживается в роль, становится частью её. Так что я погрузился в Иисуса Христа. Но не в церковь и её учение, а в человека, в традиции его времени, языка… в чувства Христа.

СКАЛЛИ: Итак, почему O'Фаллон не проверил документы на подлинность за пределами церкви?

МИКА ХОФФМАН: Потому что подделки слишком опасны для церкви. Они не могут так рисковать. Но потом со мной случилось нечто сверхъестественное.

СКАЛЛИ: Раскаяние?

МИКА ХОФФМАН: Преображение, агент Скалли. Просветление, которое превратило Саула в Павла по дороге в Дамаск. [Павел родился в Тарсе, в Киликии (Деян 21.39). Позже он учился в Иерусалиме у наиболее известного в то время учителя — Гамалиила (Деян 22.3) и сделался ревностным последователем фарисейского учения (Деян 26.5). Принимая участие в гонениях на христианское учение (а может быть, и возглавляя его) он уже невольно послужил, еще не обращенный, распространению этого учения далеко за пределами Иерусалима. После же своего обращения на пути в Дамаск (Деян 9.3-6), прозрения, крещения (Деян 9.17-18) и удаления на некоторое время в Аравию (Гал 1.17), апостол Павел сделался ревностным и неутомимым тружеником в деле возвещения благой вести язычникам (Рим 11.13). В Деян 13.1 он назван пророком и учителем]. Однажды я стал просто играть Иисуса Христа, я стал им. Именно поэтому я взорвал склеп. Подделки были богохульством и должны были быть уничтожены.

(МАЛДЕР передает телефон.)

МАЛДЕР: Как ваш сотовый телефон попал на убитого в склепе?

МИКА ХОФФМАН: Пути Господни неисповедимы.

СЦЕНА 15

(Квартира МАЛДЕР. Поздний вечер. МАЛДЕР лежит на кушетке, смотря по телевизору "План номер девять из Космоса" [оригинал названия "Plan Nine From Outer Space".Это один из первых дрянных научно-фантастических фильмов]. Он синхронно произносит монологи актеров. Очевидно, он знает этот фильм очень хорошо.)

МАЛДЕР ВМЕСТЕ С ТЕЛЕВИЗОРОМ: Хорошо, пока они способны думать, у нас будут проблемы. Но те, которых мы используем, не могут думать, потому что они мертвецы, получающие жизнь посредством наших электродов...

(Стук в дверь.)

МАЛДЕР: Открыто.

(Входит СКАЛЛИ.)

МАЛДЕР ВМЕСТЕ С ТЕЛЕВИЗОРОМ: А знаешь, это интересно, что ты считаешь, что земляне могут думать...

(МАЛДЕР пододвигается на кушетке, освобождая место для СКАЛЛИ, которая садится около него.Фильм продолжается.)

ТЕЛЕВИЗОР: ... столь испуганы теми, кто не может быть мертв.

МАЛДЕР: Ты тоже не можешь уснуть?

СКАЛЛИ: План номер девять из Космоса?

МАЛДЕР: Да. Это - Эд Вуд ведет свое расследование. Этот фильм настолько плох, что он гипнотизирует мое критическое сознание и освобождает мое правое полушарие. Я сразу вспомнил о Хоффмане и о O'Фаллоне, об их архаичных отношениях. Хоффман – Иисус, и О'фаллона – Иуда, или Хоффман – Иисус и О’фаллон – как следователь у Достоевского [Намек на роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», где описываются страдания Родиона Раскольникова, после убийства старухи-процентщицы. Расследование убийства ведет Порфирий Петрович], или Хоффман – Иисус и О’Фаллон – святой Павел.

СКАЛЛИ: Как насчет Хоффмана – Роудраннер и О’Фаллон – Ул E. Кайоте?

(Она усмехается, и он улыбается.На экране, мертвец поднимется из земли.)

СКАЛЛИ: Малдер...

МАЛДЕР: Да?

СКАЛЛИ: Как ты думаешь, возможно, что Хоффман на самом деле Иисус Христос?

МАЛДЕР: Ты смеешься надо мной?

СКАЛЛИ: Нет.

МАЛДЕР: Хорошо, нет, я так не думаю. Но сумасшедшие могут быть очень убедительны.

СКАЛЛИ: Ладно, я знаю это.

(Они оба улыбаются, над шуткой МАЛДЕРА.)

СКАЛЛИ: Возможно истинная вера - действительно форма безумия.

МАЛДЕР: Это ты на меня намекаешь?

СКАЛЛИ: (решительно) Нет, на себя и на Эда Вуда.

МАЛДЕР: Хорошо, ты знаешь, даже сломанные часы показывают точное время 730 раз в год.

(Они смотрят фильм.На экране, женщина-зомби идет к камере.)

СКАЛЛИ: Сколько...?

МАЛДЕР: (отвечает на вопрос прежде, чем он был задан) 42.

СКАЛЛИ: Ты смотрел этот фильм 42 раза?

МАЛДЕР: Да.

СКАЛЛИ: На тебя это не навивает грусть? Мне грустно.

(Они сидят мгновение спокойно, фильм продолжается.Двое мужчин смотрят на карту.)

АКТЕР № 1: Ты когда-нибудь был в Голливуду?

АКТЕР № 2: О, пару раз несколько лет назад.

АКТЕР № 1: Ты поедешь туда завтра утром. Из Сан-Фернандо, это в нескольких минутах от Голливуда, сообщают о летающих тарелках...

МАЛДЕР: Ты знаешь, Скалли, у нас четыре недели отпуска, и ничто, не мешает нам принять предложение Уэйн Федермана посетить Лос-Анджелес, чтобы понаблюдать за съемками фильма. Видит Бог, я с удовольствием полежу на солнышке.

(Она смотрит на него.Он улыбается.)

МАЛДЕР: Скалли...

(На экране, летающие тарелки.)

СКАЛЛИ: (смирившись) Калифорния, мы едем.

СЦЕНА 16

(МАЛДЕР и СКАЛЛИ идут по улице, которая напоминает Бостонскую городскую улицу. [может быть из другого проекта кинокомпании «ФОКС» - сериала «Элли МакБил»]. Играет счастливая калифорнийская музыка. Мужчина на велосипеде с колокольчиком посылает им «Би-би». ГИД агентов проводит их через маленькую дверь, и они оказываются на съемочной площадке, которая выглядит как кладбище. Много камер, люди в костюме, подъемные краны, опускающие могильные плиты, и т.д. ЗОМБИ практикуются в стенании и хождении строем. МАЛДЕР усмехается СКАЛЛИ. Они выглядят весьма неуместными здесь, потому что они одеты в костюмы. УЭЙН ФЕДЕРМАН подходит и приветствует их.)

СТУДИЯ 8

ХХ ВЕК ФОКС

ГОЛЛИВУД, КАЛИФОРНИЯ

УЭЙН ФЕДЕРМАН: Агенты! Я так рад, что вы смоли приехать.

(Он целует МАЛДЕР в щеку, и подходит к СКАЛЛИ, чтобы проделать то же самое, но ограничивается рукопожатием.)

УЭЙН ФЕДЕРМАН: Пойдемте, я хочу, чтобы вы познакомились с актерами, которые будут вас играть. Гарри Шандлинг, Теа Леони, это - агенты Малдер и Скалли.

(ГАРРИ ШАНДЛИНГ и ТЕА ЛЕОНИ встают со стульев и приветствуют МАЛДЕРА и СКАЛЛИ рукопожатиями.ТЕА ЛЕОНИ носит ОГРОМНЫЙ крест.)

МАЛДЕР: Рад познакомиться.

СКАЛЛИ: Привет.

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Здравствуете.

ТЕА ЛЕОНИ: Очень приятно.

МАЛДЕР: Я ваш поклонник. Фокс Малдер.

(МАЛДЕР застенчиво смотрит на ТЕА ЛЕОНИ.)

ТЕА ЛЕОНИ: Правда?

(Пауза. МАЛДЕР посматривает на ГАРРИ ШАНДЛИНГА, который смотрит на промежность МАЛДЕРА. ТЕА ЛЕОНИ поворачивается к СКАЛЛИ.)

ТЕА ЛЕОНИ: Раз уж вы здесь, может, покажете как бегать на этих штуках.

(Она указывает на 5-сантиметровые каблуки, на которых СКАЛЛИ бы с легкостью посещала занятия по аэробике.)

ТЕА ЛЕОНИ: Признаюсь, мне ужасно тяжело на таких каблуках. Они, что армейские?

(ТЕА ЛЕОНИ отходит. СКАЛЛИ, не зная, что еще сделать, следует за ней. МАЛДЕР остается наедине с ГАРРИ ШАНДЛИНГОМ. Во время их разговора, мы видим на заднем плане СКАЛЛИ, бегает туда обратно на гигантских каблуках. ТЕА ЛЕОНИ только наблюдает за ней, больше заинтересованная беседой по сотовому телефону.)

[На самом деле бегает Арлин Пиледжи (Arlene Pileggi), дублерша Джиллиан Андерсон и жена Митча Пиледжи.Она очень устала во время этой съемки, но взамен от других актеров получила аплодисменты.]

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Эй, мм... Мм...

МАЛДЕР: Привет.

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Как дела? Я могу задать вам один вопрос?

МАЛДЕР: Конечно.

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Эээ, как вы носите налево или направо?

(Звук каблуков СКАЛЛИ, поскольку она бежит мимо них. МАЛДЕР смотрит вниз и выглядит обеспокоенным.)

МАЛДЕР: Что вы... Что вы имеете ввиду?

(ГАРРИ ШАНДЛИНГ очень серьезен. СКАЛЛИ бежит мимо снова.)

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Когда я играю реального человека, я должен найти его центр, так сказать, тяжести, а всё остальное потом.

(МАЛДЕРУ неловко, он смотрит туда, где СКАЛЛИ совершает челночный бег.)

МАЛДЕР: (думает об этом) Эээ... Я думаю, главным образом налево.

(МАЛДЕР застенчиво хихикает, в то время как ГАРРИ ШАНДЛИНГ полностью серьезен.На заднем плане появляется собака, домашний любимца Дэвида Духовны – колли по кличке Блю.)

[Мать Блю снималась в эпизоде Лед \ Ice (1х07)]

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: "Главным образом"?

МАЛДЕР: (поясняя) как правило.

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Как правило. Налево.

МАЛДЕР: Эээ...

ГАРРИ ШАНДЛИНГ: Костюмер!

(ГАРРИ ШАНДЛИНГ уходит, оставляя МАЛДЕРА одного.)

(Позже, МАЛДЕР и СКАЛЛИ смотрят за съемками сцены на кладбище.Режиссер ШУГА БЕА, а рядом операторская группа.)

ЖЕНЩИНА: Съемка!

ШУГА БЕА: Давайте, пните его в задницу, как следует, вы же зомби!

(Съемка сцены. ЗОМБИ занимаются своими зомбивскими делами. ТЕА ЛЕОНИ кричит, когда один из них кусает ее за плечо. Затем ЗОМБИ замирает с полным ртом.)

ЗОМБИ: Что это?

ШУГА БЕА: Вырезать! Ты что хочешь разрушить мою карьеру.

АССИСТЕНТ ВИДЕОРЕЖИССЕРА: В чём проблема, мистер Зомби?

ЗОМБИ: (с полным ртом) Что, черт возьми, это? Что это за гадость у меня во рту? Из чего сделано плечо Теа Леони?

АССИСТЕНТ ВИДЕОРЕЖИССЕРА: Эээ, реквизиторы, из чего сделано плечо Теа Леони?

ТИНА, ДЕВУШКА-РЕКВИЗИТОР: Из индейки, как вы и просили.

АССИСТЕНТ ВИДЕОРЕЖИССЕРА: Из индейки. Плечо Леони сделано из индейки.

ЗОМБИ: Из индейки?! Я - вегетарианец! Половина наших зомби вегетарианцы! О, мой Бог!

(ЗОМБИ выплевывает мясо и убегает, вопя)

ЗОМБИ: Людей делают из индейки!

СЦЕНА 17

ОТЕЛЬ «БЕВЕРЛИ ЭРНЕСТО»

ГОЛЛИВУД, КАЛИФОРНИЯ

(Хорошая гостиница. СКАЛЛИ лежит в ванне, наполненной пеной. Камера скользит от её ног к лицу. Её волосы собраны заколкой. Она пьет красное вино из бокала и говорит по телефону.)

МАЛДЕР: (по телефону) Привет?

СКАЛЛИ: (по телефону) Эй, Малдер, это - я. Что ты делаешь?

МАЛДЕР: (по телефону) Я, эээ, сижу, мм, за компьютером. А ты?

СКАЛЛИ: (по телефону) Я, эээ, собираю вещи. Готовлюсь вылететь завтра утром в округ Колумбия.

МАЛДЕР: (по телефону) Ты знаешь, Скалли, я только что думал о Лазаре, Эде Вуде, и зомби-вегетарианцах. Почему люди, когда возрождаются из мертвых, всегда нападают на живых?

(На экране появляется две картинки. На правой части мы видим МАЛДЕР в пенистой ванне. В том месте, где у СКАЛЛИ стоит вино, у него стоит пиво. Это похоже на то, что они расслабляются в сердцеобразной ванне вместе.)

(Правая рука МАЛДЕР не видна, и вода в его ванне начинает двигаться, пока СКАЛЛИ говорит.)

СКАЛЛИ: (по телефону) Хорошо, дело в том, что люди в действительности не могут возрождаться из мертвых, Малдер. Я имею в виду то, что приведения, зомби - только проекции наших скрытых каннибалических и сексуальных страхов и желаний. Мы боимся, что в душе мы такие, как они – безмозглые автоматы, способные только убивать и есть.

МАЛДЕР: (по телефону) Почти в цель. Но у меня новая теория. Когда зомби хотят съесть людей, это только первая стадия. Они только что восстали из мертвых, они начинают делать то, чего не было в их жизни. Сначала они едят, потом выпивают, а затем они танцуют и занимаются любовью.

СКАЛЛИ: (по телефону, улыбаясь) О, понятно. Просто у нас нет времени, чтобы увидеть хорошие стороны неживых.

МАЛДЕР: (по телефону) Точно… Подожди секунду, у меня другой звонок.

(Он переключается на другую линию.)

МАЛДЕР: (по телефону) Алло?

СКИННЕР: (по телефону, голос) Агент Малдер, это – помощник директора Скиннер. Я не отвлекаю вас?

МАЛДЕР: (по телефону) Нет, сэр, я сижу за компьютером.

СКИННЕР: (по телефону) Я хотел извиниться, что был так резок с вами из-за этого дела Хоффман-O'Фаллон.

МАЛДЕР: (по телефону) О. Ничего, старина Скин.

СКИННЕР: (по телефону) Не называйте меня так.

МАЛДЕР: (по телефону) Да, сэр. Гм... Мм, где вы сейчас?

СКИННЕР: (по телефону) Я этажом ниже. Я в Лос-Анджелесе, в той же самой гостинице, что и вы и агент Скалли.

(Экран делиться на три части, показывая СКИННЕРА, лежащего также в пенной ванне с бутылкой шампанского.)

СКИННЕР: (по телефону) Федерман взял меня помощником продюсера фильма.

МАЛДЕР: (по телефону) Помощник продюсера Скиннер?

(МАЛДЕР хихикает, затем останавливается, когда замечает, что из труб доносится молчание СКИННЕРА.)

МАЛДЕР: (по телефону) Мм... А что вы сейчас делаете, сэр?

СКИННЕР: (по телефону, делая глоток шампанского) Я принимаю ванну.

МАЛДЕР: (по телефону) Эээ, одну минуту, сэр.

(МАЛДЕР переключается на линию к СКАЛЛИ.)

МАЛДЕР: (по телефону, усмехаясь) Эй, Скалли, старина Скин звонит мне лежа в ванной.

СКИННЕР: (по телефону) Это - все еще я, Малдер.

(Действительно, СКАЛЛИ делает глотов вина, не слыша ничего. МАЛДЕР обеспокоен.)

МАЛДЕР: (по телефону) Эээ, сэр, ну, в общем, подождите минутку, сэр.

(Снова пытается переключиться к СКАЛЛИ.)

МАЛДЕР: (по телефону) Скалли?

СКАЛЛИ: (по телефону) Да.

МАЛДЕР: (по телефону) Скиннер звонят мне лежа в ванной.

СКАЛЛИ: (по телефону) Ух ты, покорил Голливуд.

МАЛДЕР: (по телефону) Полностью.

СКАЛЛИ: (по телефону) Малдер, кстати, о Голливуде, я думаю, что Теа Леони без ума от тебя.

МАЛДЕР: (по телефону) О, да, правда. Теа Леони всегда была без ума от меня.

СКАЛЛИ: (по телефону) И Шандлинг тоже.

МАЛДЕР: (по телефону) Правда?

СЦЕНА 18

ШЕСТНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ СПУСТЯ

(Возвращение в кинотеатр, ГАРРИ ШЕДЛИНГ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ МАЛДЕРА и ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ начинают снова целоваться в гробу.)

ГАРРИ ШЕДЛИНГ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ МАЛДЕРА: Я люблю тебя, Скалли. И никаких но…

ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ: Подожди.

(Страстное целование продолжается. МАЛДЕР и СКАЛЛИ уязвлены. Они поглядели друг на друга.)

ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ: Подожди, подожди, Малдер... Я не могу.

(СКИННЕР сияет.)

ГАРРИ ШЕДЛИНГ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ МАЛДЕРА: Я знаю, тебе это кажется странным, потому что мы друзья и мы обращаемся к друг другу как равные...

ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ: Нет, нет, дело не в этом.

ГАРРИ ШЕДЛИНГ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ МАЛДЕРА: А в чем же?

ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ: Я люблю помощника Директора Уолтера Скиннера.

(АУДИТОРИЯ, кажется, не удивлена этим. МАЛДЕР встает со своего места.)

МАЛДЕР: (громко) Хватит, Скалли, я больше не могу это смотреть.

СКАЛЛИ: Тихо, Малдер, сядь.

ГАРРИ ШЕДЛИНГ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ МАЛДЕРА: Что же у него есть такого, чего нет у меня?

ТЕА ЛЕОНИ, ИЗОБРАЖАЮЩАЯ СКАЛЛИ: У него фонарик больше.

(АУДИТОРИЯ громко смеется. СКАЛЛИ наблюдает, как МАЛДЕР идет по проходу, затем смотрит на СКИННЕРА. Он покачал головой, и она пожимает плечами. Рядом сидящая молодая актриса берет его руку и целует его в щеку, игриво привлекая его внимание к фильму. Он посмотрел на СКАЛЛИ снова, чувствуя себя немного виновным.)

(Позже. МАЛДЕР сидит на бутафорном кладбищенском холме. Он мрачно ест поп-корн из пластмассовой чаши Лазаря. Подходит СКАЛЛИ.)

СКАЛЛИ: Я везде тебя ищу.

МАЛДЕР: (печально) Они всё не так поняли, Скалли.

(СКАЛЛИ вздыхает и садится, беря часть его жареной кукурузы.)

СКАЛЛИ: Я получила сообщение из Вашингтонского Бюро. Мика Хоффман был убит сегодня вечером. Убит в собственном доме Кардиналом О’фаллоном, который затем повесился. Убийство и самоубийство.

МАЛДЕР: Иисус и Иуда [После того как Иуда предал Христа за 30 серебряников, он повесился], Скалли.

СКАЛЛИ: Ничего себе... Но теперь всё кончено.

МАЛДЕР: Нет, только начало. Хоффман и О’фаллон были сложными испорченными людьми, но теперь их будут только помнить как шутов из-за этого кино. Роль О’Фаллона обозначена в титрах как "Епископ-курильщик". Не глупо ли?

СКАЛЛИ: Довольно глупо.

МАЛДЕР: Да, а что будут думать о нас? Как будут нас вспоминать из-за этого кино?

СКАЛЛИ: К счастью, фильмы быстро забывают.

МАЛДЕР: А умершие, которые замолчали навсегда и не могут рассказать свою историю? Они все должны положиться на Голливуд, который покажет как мы жили..., всё это будет упрощенно и тривиально, включая Епископа-курильщика. Всё станет таки податливым и бессмысленным как эта дурацкая чаша Лазаря.

СКАЛЛИ: Я думаю, что мертвым всё равно, что о них думают живые. Надеюсь, что и нам будет всё равно (подавляя смех, она улыбается ему). Ты же знаешь, что это не настоящие мертвецы? Это только фильм?

МАЛДЕР: Мертвые повсюду, Скалли.

СКАЛЛИ: Ну... Мы живы. И мы относительно молоды, и Скиннера был так тронут фильмом...

МАЛДЕР: Еще бы...

СКАЛЛИ: Что дал нам кредитную карточку Бюро на сегодняшний вечер.

(Она достает кредитную карточку и хихикает.Он улыбается.)

СКАЛЛИ: Вставай.

(Она берет его за руку и помогает ему встать.Вместе, они сбегают по холму к дорожке.)

СКАЛЛИ: Малдер, я хочу тебе признаться.

МАЛДЕР: В чем?

СКАЛЛИ: Я влюблена в помощника продюсера Уолтера Скиннера.

(Они оба смеются, и МАЛДЕР надевает чашу Лазаря на голову маленькой статуи.На чаше надпись «Сделано в Израиле»)

МАЛДЕР: Ах... Я тоже.

(Держась за руки, они уходят. Ветер заставляет ветку дерева скрести по пластмассовой чаше, подобно игре проигрывателя. Начинает играть музыка, и мертвецы встают из могил и начинают неистово танцевать ча-ча-ча и танго. Пылает полная луна.)

[Музыка, звучащая в конце – четвертый трек "PUEBLO NUEVO" с BUENA VISTA SOCIAL CLUB, в превосходной интерпретации Марка Сноу.]

КОНЕЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments