109. Дурная кровь (12)

В некоем городке штата Техас погиб заезжий турист из другого штата. Он был обнаружен мертвым в своем номере в мотеле. На его шее виднелись два отверстия, как от укуса змеи. Малдер, которому было известно о смерти шести коров, найденных неподалеку мертвыми с подобными следами зубов, не сомневался, что и животных, и туриста погубил вампир. Скалли была склонна оспорить его теорию, но как подчиненная, не посмела перечить шефу, а потому поехала в Чейни, Техас, Жэ с населением в 30 тысяч человек.
Морга в городке не было, зато была мастерская гробов, по всему видать, процветавшая. Там в холодильнике и держали тело туриста. Из местных властей двух ФБР-овцев встретил шериф – как будто сошедший с картинки ковбой-удалец. Скалли принялась было с ним кокетничать, но Малдер быстро напомнил ей, что приехала она сюда ради более низменных вещей, а именно, для вскрытия.
Пока Скалли ковыряется в теле туриста, Малдер с шерифом посещают заброшенное кладбище, где пытаются услышать храп или чавканье. Но складывается впечатление, что Малдер специально притащил сюда полицейского, чтобы отвлечь его от Скалли, а Скалли – от него. Но тут по рации шерифу сообщают, что что-то неладное творится у парка аттракционов (подумать только, в Америке в любом Мухосранске с населением в 30 тысяч есть парк аттракционов!) Когда шериф с Малдером приезжают туда, то видят ездящий по кругу фургон. После нескольких попыток машину удалось остановить (причем Малдер изрядно вывалялся в грязи). Внутри был еще один турист (на этот раз из Флориды), тоже обескровленный.
Скалли проделала титаническую работу, но нашла только, что перед смертью жертву усыпили большой дозой хлоргидрата. Вампир не стал бы так поступать. Но Малдер решил, что если на первом туристе шнурки на туфлях были развязаны, то это сделал педантичный вампир. Дескать, природа у них такая – развязывать узлы и собирать рассыпавшиеся предметы. Поэтому он послал Скалли проводить второе вскрытие. Бедная Дэйна уж было заказала пиццу, но не посмела перечить начальству, а потому осталась без ужина.
 Второй труп она стала потрошить без своего обычного энтузиазма. И тут зазвонил ее телефон. В трубке было слышно посапывание. Разозленная Скалли вернулась к трупу – ее отвлекли от вспарывания желудка. И тут она обнаружила в желудке жертвы пиццу. Точно такое же блюдо отведал перед самой смертью и первый турист. Сообразив, что хлоргидрат содержался в пицце, а она сама заказала такую же перед уходом из отеля, она поняла, что звонил Малдер – и он в большой беде!
Но Малдер оказался не таким уж тупым. Памятуя о педантичности вампира, он швырнул в него пачку семечек. Пока разносчик пиццы собирал их по ковру, явилась и Скалли. Она выстрелила в вампира, но пуля на упыря никак не подействовала – он подпрыгнул на два метра и вылетел в окно. Скалли помчалась за ним, а оклемавшийся от притока свежего воздуха Малдер поспешил ей на выручку с ножкой от стула. Ему повезло – он настиг маньяка, повалил его наземь и всадил деревянный кол в грудь.
Оказалось, что вампиры не только педантичные, но и ужасно жадные. Родственники убиенного разносчика пиццы тут же вкатали иск о превышении служебных полномочий ФБР-овцами на несколько миллионов долларов. Пока Малдер со Скалли ломали головы, как бы выкрутиться из этой беды, некий паталогоанатом в Далласе проводил вскрытие. Первым делом он (не без усилий) выдернул осиновый кол из груди покойника. Врач, бедняга, и понятия не имел, что тем самым его воскресит. А вампир, вместо «спасибо», чуть его не загрыз. И дал деру из морга, конечно.
Поскольку иск отклонялся ввиду отсутствия убиенного, двое ФБР-овцев снова прибыли в городок Чейни. Шериф угостил Скалли кофе в своей машине и принялся рассуждать о вампирах и разносчике пиццы в частности. «Да, он придурок,  и всех нас подвел» - сказал шериф, - «Но все же он один из нас». После этих слов у Дэйны потемнело в глазах. Но не только сказанное было тому причиной. Подействовал хлоргидрат в кофе.
А тем временем Малдер проникает в мобилхом – фургон, в котором проживал разносчик пиццы. Интерьер отличался от простого человеческого жилья только тем, что вместо софы там стоял гроб. Малдер был уверен, кого найдет внутри, но все же открыл крышку. Проснувшийся разносчик пиццы  хотел было его схватить, но Малдер захлопнул крышку и закрыл ее наручниками. Но было уже поздно. Со всех сторон к нему приближались вампиры. Это тридцать тысяч людей – мало, а тридцать тысяч вампиров даже слишком много. Поняв, что силы неравны, Малдер приготовился к смерти…
Но утром проснулся. Он лежал в покинутой машине. Его встретила помятая и растрепанная (с чего бы это? прощальные ласки шерифа?) Скалли. На ней был плащ исчезнувшего полицейского. И весь городок Чейни – точнее, все его жители, исчезли вместе с ним.
А ведь платили же они налоги в госбюджет, работали на благо отчизны, были хорошими соседями. И стоило ФБР засунуть свой нос в частную жизнь других людей (или нелюдей), как мирное сосуществование было нарушено и политика мультикультурализма провалилась.

108. Код уничтожения (11)

Вот уж не знаю, когда сняли эпопею «Матрица». Но мне кажется, что эта серия – пародия на «Матрицу» еще до ее появления на экранах.
Некие яйцеголовые, в компанию которых входил и Гейст, разрабатывают идею механического разума. Но если Гейст позже переключился на выкачку бабла за свой «Эппл», то остальная троица – Дэвид, его герл-френд и Дональд – оказались упоротыми фантастами. Они таки смастерили искусственный интеллект, базирующийся на цифровой связи Т-3. Но, как то водится с гомункулосами, творение получилось монстром, первой мыслью которого было: «А как бы погубить своих создателей?»
        Трио яйцеголовых разгадало его преступный замысел. Ученые решили проникнуть в программу в качестве вируса, чтобы блокировать ее и вывести из строя.  Но тут один из трех, Дональд, вышел из группы. Дэвид с размалеванной тушью под хохлому девицей решили, что он дезертировал, и продолжали свое дело в одиночку. Но Дональд, как самый умный из трех, тайно разрабатывал ключ к самостоятельно мыслящей системе, который бы позволил ее сломать и запустить программу ликвидации. Тем временем оцифрованный мозг пробрался в систему данных НАСА, ФБР, банковскую систему. Полезные связи и хакерское обогащение сделали его почти всемогущим. Почти… Для полного счастья программе не хватало лишь материального носителя.
        Им оказался несчастный Дэвид. После того, как искусственный интеллект путем наведения натовской боеголовки разрушил его дом, он, понимая, что его страховой полис стерт с памяти страхового агентства, в отчаянии идет ва-банк. Он является в вагончик, откуда сложная система подключается к Т-3, чтобы решить проблему старым дедовским способом, сиречь кувалдой. Но поработать физически IT-шнику было не суждено: подлый робот напялил на него шлем (как в «Матрице») и подчинил своей воле. Высосав мозг, как паук муху, интеллект стал подумывать о другом носителе.
        А тут как раз Дональд со своим ключом уничтожения, который записал на СD. Дональд сидел в маленьком кафе и подбирал код, чтобы войти в систему. Чуя недоброе, интеллект ответил встречным ходом: обзвонил все наркокартели города, набил им стрелку в этом кафе, а позже позвонил полиции. Перестрелка там была, как на Карачун-горе, и, естественно, ни от кафе, ни от наркодиллеров, ни от подвернувшегося под огонь гражданского лица с лоп-топом ничего не осталось.
        На этом этапе к делу подключаются Малдер со Скалли. Уж очень странная публика ни с того, ни с сего собралась в одном месте. Малдер просматривает почту погибшего яйцеголового и выходит на сообщение девицы о том, что некий Девид пропал. Но дом девицы тоже под обстрелом. Даже по незарегистрированному телефону поговорить нельзя – подлый Мозг сканирует ее по звуку голоса. И Малдер решил сам ликвидировать Интеллект. Войдя в вагончик он находит высохший труп Дэвида, но тут…
        Робот вводит ему наркотик и у Малдера начинаются дивные видения. Гурия-медсестра с милой улыбкой говорит, что ему отрезали одну руку, и за второй дело не станет, если Малдер не скажет, где ключ. Потом Малдеру кажется, что он уже без обоих рук… Одним словом, Пиндос в плену у ДНР-овцев… От ужаса Малдер заорал на все горло, и это спасло ему жизнь. Вопли услышали Скалли с девицей. Они ворвались в вагончик и отсоединили Малдера из «Всемирной паутины». Я думаю, теперь у него до конца жизни не появится интернет-зависимость.
        А вот умная девица решила помахаться с Интеллектом и добровольно оцифровала свой мозг. Там она до сих пор и живет в качестве вируса. От нее Искусственный Интеллект иногда глючит, но и только.

107.Чинки (10)

Рыбак в озере вылавливает куклу, которую и дарит своей маленькой дочке. Однако улов оказывается на редкость шаловливый. Кукла постоянно хочет играть, причем забавы у нее, надо сказать, садистские. Рядом с такой игрушкой нрав портится и у девочки. Сначала кукла Чинки убивает папу малышки, а потом пускается вовсе тяжкие. Если кукле покажется, что кто-то на нее косо посмотрел, она внушает тому застрелиться, зарезаться ножом или убиться об стену. И так она держит в хороре весь городок.
Скалли приезжает в эти края в отпуск. Мечтает снять домик у озера и пожить там с недельку. Но в местном супермаркете она наблюдает сценку, которая развинчивает в ее глазах миф об этом городке как об озерной идиллии. Все покупатели выходят с расцарапанными лицами, а мясник так тот совсем самоубился топором. В ходе следствия выясняется, что мясник крутил роман с матерью девочки, и подозрение падает на бедную женщину, поскольку никому не приходит в голову обвинять пятилетнюю малышку и тем более ее куклу. А мама здесь как раз и ни при чем. Ее единственная вина – репутация ведьмы. И это реноме как магнитом притягивает к ней внимание всего мужского населения городка. Местный шериф  тоже влюбляется в женщину, да так, что нарушает должностные обязанности и пытается отмазать ее от подозрения. Но тупая Чинки в пароксизме ревности убивает и его.
Попутно кукла наматывает локоны продавщицы мороженого на винт миксера и расправляется с воспитательницей детского садика. Тут бы следствию и призадуматься: уж все это напоминает проявления детского садизма. Скалли попутно названивает Малдеру на мобильный, и тот дает наводку на Чинки. В конце концов, Скалли прозрела и, откинув свой скептицизм, сжигает куклу в микроволновке. Но дьявол, как известно, бессмертен. Вскоре куклу вылавливает следующая жертва.
Вернувшись из отпуска, Скалли находит Малдера скучающим. А поскольку Малдер по телефону предложил Скалли выйти за него, она не склонна расценивать это предложение как досужую шутку.

106. Шизогения (9)

Двадцать лет тому некий отец-садист отдает богу душу при странных обстоятельствах. Якобы земля больше не может носить такого урода и он проваливается в тартарары в буквальном смысле этого слова. Девочка Карин, которая росла без матери, чудесным образом освобождается от тяжелой отцовской опеки. Но только по видимости!
        Возмужав, она становится школьным психологом, и помогает подросткам, которые имеют несчастье жить с весьма строгими отцами, «разорвать круг насилия». И тут начинают болеть кусты лещины. Они выделяют какую-то жижу, похожую на кровь. А если стукнуть топором по стволу, то и вовсе льется кровь. Отец одного подростка (прирожденного лузера и слабака) стал на него орать. Памятуя наставления школьной психологички, молодой человек орет на него в ответ, но позже слабый характер берет свое, и тот попросту убегает. Папа кидается за ним, но тут под его ногами разверзается земля и он проваливается прямо под гниющие ореховые деревья.
        Полиция склонна видеть в инциденте подростковую месть, но Малдеру, как всегда, нужна более замысловатая интрига. А тут случается еще одна таинственная смерть. Отца школьной подружки лузера буквально выдернуло что-то из окна второго этажа, отчего тот сломал себе шею. Причем прямо перед этим окном росло одно из больных деревьев. Чтобы совсем раскрыть глаза ФБР-овцев на истину, появляется садовник – весьма зловещая сутулая фигура с киркой, который говорит, что виной всему – очень злой человек, умерший 20 лет назад. Дескать, после его смерти и лещина заболела.
        Чтобы отработать эту версию, Малдер пристает с расспросами к психологичке Карине, которая пытается от него избавиться с помощью злобного орешника. Но Фокс оказывается проворнее, и уворачивается от острого и твердого как меч сука. Тем временем осиротевшая девочка-подросток  ночует в доме Карины, куда наутро должна приехать за ней тетя. Очень неосмотрительно она спускается в подвал, где находит скелет упыря – отца психологички – вросший в корневую систему орешника. Тут двери подвала захлопываются, и бедняжка оказывается в плену.  А прибывшую на следующее утро тетю убивает топором Карин.
        Ночью Малдер со Скалли совершают акт вандализма на местном кладбище, но в гробу отца Карин находят лишь сучья. У Малдера рождается новая теория, как всегда, безумная. Отец-садист не умер, а ментально раздвоился и переселился в свою дочь и местные кусты лещины. Это он убивает людей. ФБР-овцы бросаются к дому Карин, но земля вдруг превращается в топкое болото. А тут подходит и сама психологичка. Она говорит мужским голосом, что Карин давно умерла. Тут очень кстати на сцене появляется садовник, который своей киркой тюкает в спину бедной девушке. После ее смерти чары рассеиваются.

105. Охота на лису (8)

Сиквел 66-ой серии о Толкаче из третьего сезона – маньяке, который в совершенстве владел даром гипноза. В прошлый раз он многократно  опускал Малдера, заставляя того отдавать ему табельное оружие, играть в русскую рулетку и брать на мушку Скалли. В конце концов, и не без помощи своей напарницы, Малдеру удалось всадить в маньяка-гипнотизера пулю. Но Толкач выжил. Пуля прошла по черепу навылет и даже не задела опухоль, которой страдал изверг (и из-за которой у него развился дар гипноза).
Едва выйдя из комы, Толкач дал деру из тюремного госпиталя. Полиция погналась последам, поскольку, как вы понимаете, в больничных шлепанцах и пижаме далеко, без вспомоществования близких, не убежишь. Но вот что странно: если в третьем сезоне маньяк убивал встречных без всякой надобности, просто из куража бандитского, то сейчас он худо-бедно обходился без людских жертв. Единственным новым трупом оказался прокурор, ратовавший за то, чтобы Толкача (на то время в коме, но американское правосудие позволяет судить заочно) засудили на пожизненное. Беднягу нашли у себя в квартире, наглотавшегося краски, причем до того, как умереть, бедняга на обоях нарисовал иероглиф «Охота на лису». Фокс, увидев такое, сразу понял, что следующей  жертвой должен стать он. Однако портрет женщины привлек его внимание. Фото, скорее всего, принадлежало жене покойного, а ее номер мобильного был написан на пульте стационарного телефона. Нетрудно было догадаться, что маньяку захочется убрать еще и супругу врага. Малдер позвонил по номеру и узнал, что даме, агенту по продаже недвижимости, назначил деловую встречу… сам Малдер.
Лишь обычная женская слабость – вечно опаздывать – спасла миссис от смерти. На месте оказался лишь маньяк, который, впрочем, вмиг разоружил Малдера. Но он не убил его, как Фокс ожидал. Интрига накаляется еще и тем, что бывший садист, вдруг воспылав гуманными чувствями, убеждал Малдера не играть в игрушки с оружием, а жить согласно христианским ценностям. Пока Малдер обмозговывал ситуацию, явилась припозднившаяся дама. Она была сломлена вестью о том, что она – вдова, но расспрашивать о нюансах убийства своего супруга не стала.
Тем временем Малдер, ведомый интуицией, идет к лечащему врачу Толкача. Из журнала посещений он узнает, что в последний год к только что вышедшему из комы маньяку приходила сестра милосердия. Может, это от нее садист нахватался христианского смирения? Отнюдь нет. Только Малдер хотел показать докторше портрет жены прокурора, как зазвонил телефон. Та взяла трубку. Да, он здесь, - сказала она, открыла электрощиток и взялась рукой за провод.
Досадуя, что унего нет доказательств, но еще больше убедившись в своей правоте, Малдер выносит мозг Скинеру и Скалли, уверяя, что прокурора и врачиху убила жена первого. Он даже узнал, что у агентши по продаже недвижимости та же самая опухоль мозга. Во оно как: в индийских фильмах у братьев родинка на одном и том же месте, а в американских – опухоль! По логике вещей, все заболевшие, скажем, гепатитом В должны состоять в кровном родстве. Но Малдер все же считает Толкача и жену прокурора братом и сестрой.
И оказывается прав! После того, как Скинеру удалось подстрелить Толкача второй раз, прокурорша приходит к брату в больницу и с помощью гипноза останавливаетего сердце. А потом толкает Малдера убить Скалли, внушая ему, что та – не Дейна, а именно прокурорша. Скалли потребовалось назвать вслух разные интимные подробности Малдеровой жизни, чтобы разубедить его.

Пятый сезон, 7 серия

104. Эмили (7)

Поскольку девочку Эмили перестали лечить в экспериментальной клинике, ее самочувствие стремительно стало ухудшаться. Подправить здоровье малышки методами традиционной медицины не удавалось. Постепенно выясняется, что суррогатной матерью девочки была женщина очень и очень преклонного возраста, в данное время находящаяся в доме престарелых. Но самое интересное заключается в том, что яйцеклетку для сотворения Эмили взяли у Скалли.
       Постепенно вырисовывается следующая картина. Эмили – не обыкновенный ребенок, выращенный в пробирке (сейчас этим никого не удивишь). Она – самый натуральный клон. Правда, человечество в середине 90-х находилось лишь в самом начале опытов по клонированию людей, поэтому Эмили и родилась такой нежизнеспособной. Естественно, генетики, вырастившие ее, были заинтересованы в том, чтобы подопытный экземпляр протянул как можно дольше. Но глупая баба – покойная приемная мать Эмили – этого не понимала, и стояла на дороге военно-генетических разработок. За что и была устранена.
       Скалли оказалась не намного умнее. Она также пытается лечить малышку медикаментозным способом, что только толкает ту навстречу могиле. Отчаянный генетик, тоже клон, в последней надежде спасти подопытный образец, (в который были вложены немалые деньги), пробирается в больницу и вводит Эмили укол с зеленой жидкостью и чипом. От этого кровь девочки также становится зеленой и ядовитой. Медсестра, заметившая чип и попытавшаяся его вынуть, пала жертвой выхлопных газов, вырвавшихся из шеи Эмили.
       Одним словом, вся серия демонстрирует бессилие человеческой медицины по спасанию тела клона. Бедная девочка таки скончалась. Безутешная Скалли приходит на похороны сиротки. Малдер, как всегда, ведомый то ли наитием, то ли своей обычной свихнутостью, открывает крышку гроба. И там оба ФБР-овца… видят лишь пелена лежащие. Такой отсыл к Евангелиям кажется мне несколько натянутым и претенциозным. А бабок, нарожавших кучу клонов, расформировывают по разным домам престарелых, чтобы сбить ФБР со следа.

Сезон 5. Серия 103

Рождественский гимн

        На носу Рождество, а по этому случаю никто не хочет париться: ни полиция, ни ФБР, и даже Малдер ушел на заслуженный отпуск, поэтому в данной серии не появляется. Несмотря на то, что в родительском доме Скалли сияет огнями ёлочка и аппетитно пахнет жареной индейкой, а в магазинах можно с большими скидками прикупить неплохие шмотки, Скалли не чувствует ни праздничного умиротворения, ни шопоголического возбуждения. Ведь правильно говорят: запретный плод сладок. До своего 30-летия с небольшим хвостиком Скалли мечтала только о замужестве, а о потомстве как-то не задумывалась. Но вот, выздоровев от рака, она прошла обследование и оказалось, что ей не суждено иметь детей.
        Какая трагедия! Особенно если учесть, что всего лишь в 99-й серии Скалли была уже в онкологии и на ней традиционная медицина поставила крест. Но нет, известие о неспособности забеременеть пробудило в ней желание стать матерью прям немедленно. На нервной почве ей чудятся голоса: звонит ей якобы покойная сестра Мелисса и говорит: «Ты нужна ей». Скалли бросает семью за праздничным столом и летит в дом, из которого был совершен звонок. Там она обнаруживает полицейских: три часа назад женщина покончила с собой, оставив безутешными мужа и трехлетнюю дочь. Увидев девочку, Скалли немедленно возомнила, что спасти она должна именно ее. Тем более, что малышка ей кого-то напоминала.
        Во сне Скалли вспомнила, кого. Сестру Мелиссу в детстве. Вытребовав у полиции снимок девочки и сравнив его с фоткой из своего семейного альбома, Скалли решила, что сиротка – дочь Мелиссы. Тем более, что было установлено, что девочку адаптировали. Но проведя обстоятельный анализ крови на ДНК, она выяснила, что матерью малышки является она сама!
        Постепенно вырисовывается версия: когда Скалли «похитили инопланетяне для опытов», они взяли ее яйцеклетки, чтобы вырастить клонов. Но так как это были первые опыты с клонированием, девочка родилась очень больной, можно сказать, нежизнеспособной. Приемный отец лечил ее в экспериментальной клинике, за что на счет матери (которая покончила жизнь суицидом) приходили значительные денежные суммы. Выяснилось, что мать была против лечения девочки в этой клинике, а вот отец, которого Скалли неоднократно замечала в обществе каких-то двух подозрительных мужчин, был за.
        Скалли догадывается, что то был не суицид, а убийство. Несмотря на то, что опер артачится (у него дома тоже ёлка и индейка, и он не свихнутый на детях), Скалли заставляет его вновь открыть дело и арестовать мужа убитой, «отца» малышки. Но потянуть за ниточку ФБР-овке не удалось: после визита в камеру двух корешей, мужчину находят в камере повешенным на простыне…

Сезон пятый. Серия 102

Постмодернистский Прометей
Очень мне нравится, когда режиссер сериала отвлекается от космитов и повествования о правительственном заговоре и снимает пародии. Эта серия – одна из них. На черно-белый фильм о «Человеке-слоне» и комиксах о мутантах,  поэтому и история, приключившаяся с Малдером и Скалли, тоже снята на нецветную пленку.
        Малдер, как всегда, отзывчиво относится к письмам, авторы которых живописуют, будто их похищали зеленые человечки, или навещали фантастические существа. На этот раз некая дама обратилась к ФБР-овцу с пространным письмом о помощи. Дескать 18 лет назад ее дом окутался дымом, в ушах зазвучала попсовая мелодия, а ею овладел никий мутант с шишковатой головой и двумя ртами. Когда она очнулась (спустя три дня), в доме были выедены все запасы арахисового масла, а она сама оказалась беременной. Совсем недавно, писала далее дама, история повторилась до мельчайших подробностей. Но поскольку женщине перевязали маточные трубы, на повторную беременность она не надеется.
        Несмотря на очевидную клиничность авторши письма, Малдер решил расследовать это дело. Сперва ФБР-овцы подозревают сына женщины, продукта первого посещения монстра. Но парень выглядит настолько туповатым, что, кажется, не способен даже украсть ореховое масло из холодильника своей матушки. В свои 18 он все еще увлекается комиксами… впрочем, большинство жителей городка имеют сходные IQ и тоже их почитывают. Все бредят Мутантом-Великаном, и Скалли натыкается на его рисованное изображение с двумя ртами буквально в любом книжной лавке.
         Когда Малдер обнаруживает склонность подозревать мутанта в нападении и изнасиловании мисс Гурвиц, весь городок ликует, когда же его посещает здравый смысл и он ищет подозреваемого среди людей, население ропщет. Скалли твердо уверена, что все это – групповой заговор, чтобы прославить провинциальный Мухосранск, забытый Богом на просторах Техаса. Однако Малдер издалека видит монстра и гонится за ним. Дорогу ему преграждает фермер, который говорит, что монстров плодит его сын – профессор-генетик.
        Явившись по указанному адресу, ФБР-овцы беседуют о проблемах генных модификаций с неким ученым, аленделоновскую внешность которого уравновешивают непомерные амбиции. Правда, единственным достижением этих амбиций на практике является мушка-дрозофила, у которой лапки растут изо рта. Засим ученый отбывает на международный симпозиум. Его жена, уже давно мечтающая о ребенке и закатывающая на эту тему мужу истерики, вдруг становится жертвой нападения неизвестного монстра.
        Совершенно случайно оказавшись на месте преступления, ФБР-овцы также наглотались дыма и потеряли сознание. Тупой комикс продолжается: ревнивый муж, вернувшись из командировки, спрашивает, что они тут делают. Жена говорит, что ее изнасиловал монстр с двумя ртами. Малдер говорит, что женщина беременна. Профессор идет и в ярости убивает своего отца-фермера, спихивая вину за убийство на монстра. Разъяренная толпа хочет линчевать мутанта, а ФБР-овцы пытаются его спасти. Душещипательный монолог уродца о том, что ему тоже свойственны человеческие чувства (любовь к изнасилованию и ореховому маслу) коренным образом меняет отношение жителей к мутанту: они его уже не хотят повесить, но боготворят. В результате все счастливы: жители, чей городок прославил мутант, мисс Гурвиц и жена профессора, которые спустя положенный срок родили младенцев с двумя ртами, сам проказник-ловелас, который теперь может жить, не прячась. Хэппи-энд такой ути-пусёвый, что можно пить чай без сахара.

Пятый сезон, 4 серия

101. Объезд
Посмотрев эту серию, основатель Green Peace прослезился бы. Потому как сама матушка Природа расправляется со своими губителями. Нет, на самом деле, всё очень поучительно. Пошли в лес двое геодезистов мерить землю, чтобы отхапать очередной участок под строительство домов, и нет их – только нивелир да окровавленная одежда валяется. Отправился мужик с сыном и собакой на охоту в заповедник – домой прибежали только испуганный пацан с псом. И так с любым, кто покушается на энвайромент.
        Малдер со Скалли вляпываются в это дело случайно: они просто ехали на машине с двумя коллегами на корпоративный семинар по коммуникациям – любимую забаву американского офисного планктона. Дорогу им преградил полицейский патруль, поскольку в прилегающем лесу разыскивали того самого невернувшегося домой охотника. Поскольку ни Малдер, ни Скалли не любили тупых развлечений вроде построения на скорость башни из офисной мебели, то они с радостью воспользовались инцидентом, чтобы остаться в городишке и отмазаться от семинара.
        Ночью происходит очередной случай: на этот раз неведомые экологи покушались на сына охотника. Причем умело выманили за двери собаку и мамашу мальчика. Хотя, если принюхаться к стоящим дыбом волосам дамы, нетрудно понять, что она тратит много флаконов лака, и, следовательно, виновна в озоновой дыре над планетой. Псина тоже охотничьей породы и наверняка уже загрызла несколько представителей эндемических видов фауны. Но все же, мстительные экологи жаждали крови мальчика. Но тот поднял визг на всю округу, так что прибежал Малдер из соседнего мотеля.
        Поразмыслив над случившимся, ФБР-овцы пришли к выводу, что то был не хищник (предварительная версия полиции), а человек, или несколько лиц, которые умеют становиться невидимыми. ФБРовцы привлекают к поискам женщину-шерифа и ее помощника с прибором теплового видения. Но грин-писовцы оказались хитрее: увидев, что прибор один, они разбегаются в разные стороны (а преследователи, как последние лохи, тоже) и выводят из игры сначала шерифа, а потом мужика с прибором. Они даже покусились на Малдера, но Скалли его отбила. Оставшись одни в лесной чащобе и порасстреляв со страху почти все патроны, двое ФБР-овцев ведут унылые беседы о неминуемости смерти. Утром Скалли решила подкрепиться морошкой и случайно упала в самую берлогу лесных вурдалаков. Оказывается, экологи не убивали своих жертв сразу, а вешали их на крюки и потихоньку выпивали из них жизненные соки. Увы, оказались живы и полицейская, и охотник.
        Скалли женским чутьем почувствовала, что хозяин берлоги тоже здесь и стала вопить, чтобы Малдер бросил ей пистолет. Фокс кинул ей оружие и скатился в яму сам. Скалли разрядила всю обойму в темноту и, о чудо, на несколько секунд проявился землистый, как хамелеон мимикрирующий под окружающую обстановку, труп лешего.
        Чтобы выбраться из ямы ФБР-овцам пришлось вспомнить, чему их учили на семинарах по коммуникациям. Так как офисной мебели под рукой не нашлось, они построили башню из трупов и раненых – жертв экологов. Возвращение к цивилизации не дало Фоксу успокоения. Он правильно рассудил, что леших было двое, и оставшийся в живых обязательно явится мстить Скалли за смерть товарища. Поэтому они на полном газу смываются оттуда, напоследок отравив энвайромент выхлопными газами и тяжелыми металлами.

Пятый Сезон, третья серия

100. Необычные подозреваемые

События этой серии переносят нас в далекий 1989 год, когда мобилки еще не влезали в дамскую сумочку и весили пару килограммов, когда все сидели в DOSе и когда сотрудники силовых ведомств еще стеснялись признаться, что они шпионят за гражданами в высоких целях стабильности и безопасности этих самых граждан. Так вот, в те счастливые времена Малдер уже был повернут на космитах, но еще не разочаровался в своем правительстве, считая его образцом демократии. «Одинокие Стрелки» еще не образовали клуб вольных хакеров, а были на службе у правительственных корпораций как айтишники. И даже платили налоги!
        Выставка-продажа компьютерных программ свела вместе в одном большом зале троих будущих «Стрелков» - пока еще в конкурирующих торговых павильонах. И вот Байерс (тот, что все время в строгом деловом костюме) видит некую даму в печали и миниюбке. Понятное дело, не выражение озабоченной скорби на лице дамы выбило из мозга Байерса остатки разума, а торчащие из-под короткого подола ноги в черных ажурных колготках. Тут он даже переступил через свои жизненные ценности и согласился похакерить для нее на просторах базы данных Пентагона.
Дама врет напропалую о своем бывшем муже, который свихнутый и очень опасный, и указует при этом на Малдера (тот, конечно, с левой резьбой, но на тему «зеленых человечков»). ФБР-овец действительно явился на выставку в поисках Сюзанны Модески, но по приказу прямого начальства, поскольку против нее было выдвинуто обвинение в поджоге лаборатории и убийстве людей. Однако Сюзанна уже успела заполучить зашифрованную распечатку переписки высших военных чинов. Раскодировать ее взялись из чисто хакерского любопытства двое других Стрелков - Фрохайк и Ленгли.
Оказалось, что Пентагон выслеживает Модески по вживленному в ее зуб чипу, и собирается распылить недавно изобретенную синтетическую «дурь» в Балтиморе, чтобы проследить, как она будет действовать на жителей города. Пакет с химическим оружием, закамуфлированным под лекарства от астмы, спрятан на складе в ячейке А-3000.
Явившись туда, Модески с тремя Стрелками, которых уже стала объединять страсть пошарить там, куда без пароля и пропуска не пускают, действительно нашли секретное оружие, которым военные собирались травить жителей Балтимора. Но тут очень некстати приходит Малдер. Перепалку – пока что словесную – прерывают два каких-то тупых типа (даже без портупеи видно, что военные). Не имея других аргументов, они прибегают к грубой силе. Пули сыплются градом и, конечно, случается неизбежное: поврежденные баллончики с дурью напрочь выводят Малдера из игры. Обрадованные вояки уже думают пристрелить ФБР-овца, но тут Модески проявляет прыть и первая ликвидирует обоих военных. После чего сматывается с места событий.
Ее примеру хотели последовать и Одинокие Стрелки, но не успели. Осведомитель (тот самый, кого убивают в конце Первого Сезона) является, окруженный свитой военных. Все следы химикалий тщательно убираются, так же, как и трупы военных. Невнятно бормочущего бред Малдера оставляют в коробке, а офигевших Стрелков – в полной растерянности. Ну а после всего является и полиция. Стрелкам приходится давать объяснения.
Выпущенные на свободу стараниями пришедшего в себя Малдера, они встречают и Модески, которая тщетно пытается провозгласить правду через газету «Гардиан». Ее похищают неизвестные прямо на глазах у Стрелков. Засим в поисках правды к Стрелкам приходит Малдер. Так началось противоправное сотрудничество ФБР-овца с тремя записными хакерами.